День города

                                                          Мы в соцсетях:     vk  

Внимание
  • Проблемы, при преобразовании исходного изображения.
  • Была обнаружена проблема с Вашей галереей изображений. Пожалуйста, удостоверьтесь, что папка, которую Вы используете в галерее Simple Image Про установлена в правильные теги, существует и содержит действительные файлы изображения. Плагин не мог определить местонахождение папки: media/k2/galleries/11960

Ложиться или переждать?

{gallery}11960{/gallery}

Пандемия коронавируса на земном шаре стала источником многих проблем. Одна из них связана с тем, что люди, которым требуется лечение в медицинском стационаре от других серьезных заболеваний, не очень охотно сейчас «ложатся в больницу». В этом материале мы попробуем развеять часть сомнений относительно возможности планового лечения в стационарах в эпоху коронавируса. Поговорим подробно о том, как может больной с онкологическим заболеванием получать адекватное лечение в нынешней непростой эпидемиологической ситуации. Поможет нам в этом главный внештатный трансплантолог минздрава Нижегородской области и главный специалист по хирургии ФБУЗ «Приволжский окружной медицинский центр» ФМБА России Владимир Загайнов. Итак, слово специалисту.

Что делать?

Когда у человека диагностируют рак, у него возникает дилемма: «Что делать? Что страшнее?» В больницу пойдешь – велика вероятность, что можно от кого-то заразиться коронавирусом. Второй момент – психологически очень тяжело жить с осознанием того, что у тебя онкология, тем более когда эта информация только что получена. Система оказания онкологической помощи в условиях пандемии достаточно сложна, она обсуждается не только в России, но и за рубежом. Пациент должен находиться в высокопрофессиональном специализированном учреждении, которое не является монопрофильным. Он должен попасть в больницу, где более широко мыслят, где есть большие возможности и режим работы которых в условиях пандемии жестче, где риск заболеть – ниже. Онкозаболевание достаточно часто определяется на ранних стадиях. Но ранняя стадия не должна успокаивать пациента или быть каким-то определяющим фактором в его маршрутизации. Самое главное: пациент не должен сам принимать решение об отсрочке похода к врачу или о какой-то паузе перед началом лечения. Это решение должен принимать только врач. Поэтому, если у кого-то выявлено заболевание и он реально боится инфекционных осложнений, которые могут появиться при выходе из режима самоизоляции, в любом случае нужна консультация врача. На сегодня есть множество возможностей дистанционных консультаций.

Телемедицина

Я бы разделил здесь ряд вещей. Первое: телемедицина как таковая, вторая: онлайн-консультации. Телемедицина преследует особые цели – сократить расстояние между пациентом и врачомне более), чтобы высокопрофессиональные специалисты могли получить информацию или обменяться информацией достаточно быстро, на расстоянии. Соответственно профессионалы из центра могут консультировать пациентов из глубинки. Образно говоря, если поставить четыре томографа в сельской местности и связать их с диагностическим центром, который все это расшифровывает в городе, то можно привлечь более профессиональных специалистов, которые не работают на территории, где стоят эти томографы. Это телемедицина. Дистанционные консультации – это нечто другое. На сегодня создано несколько интересных платформ, которые позволяют обсуждать проблемы пациента, глядя ему в глаза. Это очень важно. Когда ты не видишь пациента, когда не чувствуешь его состояния, начинаешь принимать решение на основании заключений, снимков, результатов анализов. Мы всегда были противниками техницизма в медицине, который приводит к тому, что больного просто не осматривают. Посмотрели бумаги, приняли какое-то решение. В результате часто бывают ошибки. Почему? Потому что при сложных заболеваниях пациент должен быть союзником в принятии решений, в лечении. В противном случае многих не удается спасти, особенно в тяжелых ситуациях, когда требуются большие, сложные операции, где нужно упорство и мужество не только врача, но и пациента. Если врач и пациент заодно, все работает, а вот дистанционно – не всегда. Например, по документам все хорошо, а когда видишь воочию пациента, то порой понимаешь, что он многого не выдержит.

Меры предосторожности

В стационарах системы ФМБА достаточно жестко контролируется санитарно-эпидемиологическая ситуация. У нас в отделениях сейчас занята примерно половина имеющихся мощностей. Если отделение рассчитано на 30 пациентов, то в стационаре находиться будет 15, чтобы создать дистанцирование. Существуют четкие рекомендации Роспотребнадзора по работе стационаров – обязательное использование индивидуальных средств защиты для персонала и для пациентов, чтобы максимально оборвать все возможные пути передачи инфекции. На 100% инфекцию никогда не заблокируешь на входе – есть серонегативные варианты, есть погрешности метода диагностики, – поэтому важна постоянная работа в направлении профилактики инфекции.

Мы по-новому выстроили схему госпитализации, которая работает от главной точки – операции. Если раньше мы назначали пациенту день госпитализации, пациент приходил и дожидался своей очереди на операцию непосредственно в отделении, то на сегодня все построено наоборот. Мы сообщаем пациенту, когда он должен сдать анализ на COVID, когда он будет госпитализирован и самое главное – прооперирован. Сокращение сроков пребывания в стационаре является очень важным фактором в профилактике и развитии инфекции, не говоря уже о санитарно-эпидемических мерах. Тактика лечения не изменилась, изменилась тактика маршрутизации пациента на подходе к операции. Мы максимально сократили так называемые «пустые» дни, когда пациент ждет очереди на операцию. Эта схема очень хорошо работает, она очень удобная. Все максимально четко, быстро и понятно.

Если отказано в госпитализации

Что делать пациенту, если из-за вспышки COVID-19 в лечебном учреждении, где он планировал выполнить операцию, приостановлена госпитализация? На сегодня приостановки госпитализации бывают все реже и реже. Надо помнить, что онкологическое заболевание не развивается молниеносно. Оно течет медленно, очень скрытно. Когда мы диагностируем онкологическое заболевание, в среднем ему месяцев шесть уже. Неделя или десять дней отсрочки ни на что не повлияют, но все эти решения надо принимать совместно с врачом. Если врач уверен, что необходима срочная операция, то я думаю, что он сам договорится с другим лечебным учреждением, но, как правило, этого не требуется.

Подготовил Сергей Анисимов

Фото пресс-службы ПОМЦ ФМБА России 

  • 079 (1589) 30.09.2020

Дата публикации

« Июнь 2024 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30

Свежий номер

Свежий номер

053 (2030) 11.06.2024

Партнеры


 gosu  

© 2024  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru