День города

Мы в соцсетях:    fb  vk 

Самоизоляция: плюсы и минусы

Весна 2020 года запомнится нам надолго: начало пандэпидемии коронавируса, длительный период вынужденной самоизоляции, всеобщий переход на дистанционную работу и обучениесо всем этим нижегородцам, как и всем гражданам России и многих других стран, пришлось столкнуться впервые.

О том, как пережили нижегородские семьи это время, мы поговорили с психологом нижегородской областной общественной организации «Семейный центр “Лада”» Ириной Реута.

Ирина Игоревна, в течение всего периода самоизоляции вы продолжали консультировать семьи в режиме онлайн. Кому, по вашим наблюдениям, тяжелее всего пришлось в эти три месяца?

– Полной ложкой нахлебались трудностей семьи с детьми-школьниками начиная со второго класса и до выпускного. Первоклашки и их родители пережили этот период немного легче, потому что с них многого еще не требовали. А вот ученикам вторых-третьих классов уже и оценки вовсю ставят, и программа становится сложнее, и родители более «заряженные» на учебные успехи ребенка.

В средних и старших классах предметов еще больше, задания сложнее, требования выше… И тут, конечно, классные чаты «гудели», шли нескончаемым потоком уравнения по алгебре, контурные карты по географии, сочинение по литературе, реферат по физкультуре, салат по технологии…

Добавим к этому, что далеко не каждая семья оказалась технически готова к такому массовому переходу в онлайн, кому-то приходилось делить компьютер с интернетом между детьми и родителями, которые стали работать из дома.

Среди моих клиентов немало семей с детьми – выпускниками 9-х и 11-х классов. И эти дети, даже не медалисты, а просто стабильные хорошисты, настолько ответственно подходили к учебе, старались сделать и отправить все в срок, что выползали из-за компьютеров в час, в два часа ночи ежедневно. Конечно, такой режим негативно сказывался на состоянии нервной системы, на здоровье подростков.

На фоне происходящего у младших подростков (10–13 лет) обострились страхи, тревожность, депрессивные состояния, имели место конфликты с родителями, побеги из дома, угрозы суицида.

Дети болезненно воспринимали потерю личного пространства, отсутствие возможности побыть одному. Они просто вынужденно сидели дома, напряженно учились и остро переживали недостаток живого доверительного общения.

Что же помогало нижегородским семьям справляться с трудностями периода самоизоляции?

– По моим наблюдениям, помогало, если родители могли остановиться и спросить себя: что сейчас действительно важно, с чем ребенку прежде всего нужно помочь?

Тут они открывали для себя, что имеет смысл уделять усиленное внимание не всем школьным предметам, а тем, которые в будущем для ребенка важны. А остальными заниматься постольку-поскольку, какими-то, может быть, не заниматься вообще. И пусть ребенок не будет аттестован по всем предметам, зато он в этой неравной борьбе остался жив и даже относительно здоров!

Помогал контакт с учителями и там, где родители не замалчивали возникающие у ребят трудности, открыто обсуждали их с педагогами.

Были случаи, когда родители предлагали помощь учителям. Например, папы, хорошо разбирающиеся в современных средствах связи, мессенджерах, интернет-ресурсах, налаживали грамотное взаимодействие со школой. Вот такая помощь очень оживляла общение, поддерживала и родителей, и детей, и педагогов.

Существенно снижало напряжение, когда семьям удавалось разграничивать «время для учебы» и «время для жизни»: вот мы сосредоточенно работаем и учимся, а затем у нас такое время наступает, когда мы компьютер выключаем и о работе и учебе не вспоминаем. Если такой «карантинный тайминг» в семье появлялся, это действительно спасало положение.

А еще неожиданным ресурсом оказались совместные дела детей и родителей по дому: наведение порядка в шкафах, генеральная уборка. Одна обращавшаяся ко мне семья во время карантина затеяла косметический ремонт на кухне. И мама была поражена, когда сын-подросток, который просто не вылезал из-за компьютера и все время то учился по интернету, то резался с одноклассниками в игры, вдруг вышел из своей комнаты на кухню и сказал: «Мам, давай я тоже что-нибудь тут сделаю, не могу уже этот экран видеть!» Вот такая совершенно волшебная история.

Обращались ли нижегородцы по поводу страха заразиться коронавирусом, потерять близких?

– Всю весну я вела и сейчас продолжаю вести онлайн-занятия «Путешествие в мир эмоций» для ребят 6–8 лет. Темой одного занятия были наши страхи. Мы рисовали с детьми «пещеры страха», где живут страшилки, которые их пугают. И в одной из пещер на самом деле поселился коронавирус! Он был так тщательно прорисован, что было ясно – это очень значимая фигура для этого ребенка. А потом тему подхватили все дети – участники занятия.

Поскольку такой страх был озвучен и активно обсуждался ребятами на занятии, для меня как психолога это маркер, что в зоне внимания детей есть опасность новой загадочной и страшной болезни. Конечно, это страх не только ребенка, но и семьи, потому что ребенок из общения со старшими членами семьи берет этот страх.

Что здесь можно посоветовать родителям? Конечно, быть честными, не скрывать и не преуменьшать масштабы этого нового явления, как бы нам ни хотелось успокоить детей, сказать, что никакой опасности нет и вообще «в Багдаде все спокойно».

 

– А плюсы от периода самоизоляции были? Может быть, нижегородцы открыли для себя новое, выработали полезные привычки, изменили образ жизни?

– Да, кто-то смог для себя найти и положительные моменты в происходящем. Многие стали слушать музыку, которую не слушали раньше, аудиокниги, до которых в обычной жизни не доходили руки, устраивали вечерние киносеансы для всей семьи, вместе с детьми играли в настольные игры. Многие взрослые использовали широкие возможности онлайн-обучения, посещали виртуальные экскурсии.

Кто-то вспоминал навыки вязания, декупажа, других видов рукоделия и с удовольствием что-то мастерил с детьми, рукодельничал. Кто-то стал осваивать новые кулинарные рецепты, разнообразил меню, готовил у себя на кухне экзотические блюда – ведь кафе и рестораны были закрыты.

Но кто-то активно учился, а кто-то испытывал жгучий стыд, потому что получал от своих знакомых кучу полезных ссылок, но не мог заставить заняться саморазвитием. Мы все реагируем на стресс по-разному, и это нормально, если хочется сжаться в комочек и пересидеть эпидемию.

Детям тут тоже доставалось, ведь и их в дополнение к школьной нагрузке спешили подписать на всевозможные курсы, срочно образовать и развить.

Как позитивный момент могу отметить, что ребята 9–13 лет еще в начале самоизоляции с удовольствием помогали бабушкам и дедушкам наладить общение онлайн, освоить гаджеты. Это, конечно, служило сплочению семьи, сближению представителей разных поколений.

– Ограничения постепенно снимают. Трудно ли нижегородцам возвращаться к привычному образу жизни?

– Когда самоизоляция завершилась, все вздохнули с облегчением и с огромной радостью вышли на улицу. Подростки, конечно, сняли маски намного раньше, чем официально разрешили. Они стали кучковаться, едва на улице стало тепло. Отчасти ребята бравируют и выражают таким способом свой протест против любых ограничений.

Но при этом в семьях, где взрослые твердо решили, что пока существует опасность заражения, мы не навещаем пожилых родственников и общаемся только дистанционно, подростки такой запрет уважают и соблюдают, как бы им ни хотелось завернуть, например, к бабушке, угоститься ее пирожками.

Довольно много опасений у детей и у взрослых, что учеба онлайн может вернуться к нам в сентябре. Сейчас врачи говорят о вероятной второй волне коронавируса осенью, и появляется тревога, что дистанционка вернется в сентябре.

Достаточно много и таких семей, где взрослые остались без работы или вынуждены были уйти в неоплачиваемый отпуск и сейчас испытывают материальные трудности. Особенно непросто тем, у кого не выплачены кредиты или ипотека. Страх безденежья, неуверенность в завтрашнем дне, с которыми трудно совладать, добавляют раздражительности в общении с детьми. Очень хорошо, когда родители осознают это и приходят за помощью, учатся справляться со своей тревогой.

Ну и подростки 14–18 лет весьма огорчены тем, что этим летом у них не получится подработать, а планы такие у многих были.

Но все равно, когда завершился этот необычный и сложный учебный год, отменили обязательную самоизоляцию, сразу стало заметно, что народ выдохнул – количество обращений упало в разы, практически нет сейчас запросов тревожно-неврозной тематики, остались докоронавирусные, всегда актуальные запросы: проживание возрастных кризисов у дошколят, взросление подростков, проблемы в отношениях.

Я желаю всем нижегородским семьям, чтобы как можно скорее жизнь вошла в нормальное русло. Теплого и позитивного нам всем лета!

Беседовала Ольга Маркичева

Фото из интернета

  • 052 (1562) 30.06.2020

Дата публикации

« Март 2021 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        

Свежий номер

Свежий номер

016 (1638) 03.03.2021

Партнеры


 gosu

© 2021  Еженедельная городская газета "День города. Нижний Новгород"    support@dengoroda-nn.ru